Бүген Әдипләр: Прорзаиклар
   
  |   Ташларны җыяр вакыт...  |  



Башка проектлар


Аргамак журналы битләреннән
Зөлфәт cайты
Кадыйр Сибгат сәхифәсе
Гүзәллек дөньясында
Наис Гамбәр сайты
Мизхәт Хәбибуллин сәхифәсе
Айдар Хәлим сәхифәсе
Фәүзия Бәйрәмова. Халык үзе хөкем итәр (Сталинның явыз сәясәте сәбәпле һәлак булган һәм газап күргән милләттәшләремә багышлыйм.)
Барый Ислам
Tатар телендәге гарәп-фарсы алынмалары
Татар сайтлары
Мөҗәһит сәхифәсе
Әхмәт Дусайлының рәсми сәхифәсе
Дусай авылы сайты
Мәдүнәнең рәсми сәхифәсе

Безнең дуслар


Якупова Йолдыз сайты
Белем җәүһәрләре-2010 I Халыкара интернет-проектлар бәйгесе

Фәрит Вафин сайты

Әйтер сүз

Безнең рейтинг

PR-CY.ru

Прорзаиклар


A Ә Б В Г Д Е Җ З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Э, Ю, Я, Һ
Энҗе РАЗОВА
Атилла Расих
Cолтан Рахманколый
Шамил Рәкыйпов
Мәҗит Рәфыйков
Мәрди Рәфыйков
Сөббух Рәфыйков
Гәрәй Рәхим
Җәмит Рәхимов
Фәридә РӘШИДОВА
Фәридә РӘШИДОВА
Автор этого необычного рассказа-были, - Фарида Каримовна Решидова-Быкова, по специальности - экономист.
Однако божья искра - талант писательницы все более и более разгорается в ее творческой душе. Родилась она в 1939 году в городе Симферополе.
В 1945 году семья переехала в Елабугу, где Фарида успешно закончила среднюю школу и поступила в Казанский финансово- экономический институт.
С 1967 года преподавала политэкономию в Елабужском педагогическом институте, продолжая повышать образование в аспирантуре в Москве.
В настоящее время преподает экономику в Камском политехническом институте.

Крымские яблоки

(рассказ-былъ)

Поезд мчался на юг, в Крым. Под стук колес хорошо дуыает-ся... Как тесен, в сущности, мир. Вот девочка с окраины Казани, из Адмиралтейской слободы ("Бишбалта" по-татарски) повстречала крымского парня, вышла за него замуж. Живут они теперь в Симферополе. Рашида - молоденькая студентка сельхозинститута, Керим - тоже молодой, но уже известный у себя в Крыму комсомольский поэт, работает в НИИ. Кандидатскую защитил в Казанском университете...

А колеса все выстукивают: как-мир-ве-лик-как-те-сен-мир-как-мир-ве-лик-как-те-сен-мир... Конечно же, мир тесен! Вот сей-час он, известный татарский драматург, Таджи Гиззят, мчитсй к своему другу в Крым. Встретились они на писательском съезде в Москве, подружились. Получилось как в той песне: "И как реки сливаются в море, так встречаются люди в Москве!" Дружили уже семьями. Когда Керим Джаманаклы с молодой женой приезжал в Казань, то обязательно заходил к своему другу. Таджи вместе с женой и сынишкой радушно встречал дорогих гостей из Крыма. Чаепития, разговоры и обязательно приглашение побывать в Крыму, лучше всего в конце лета,' когда поспевают чудесные, необыкновенные крымские яблоки.
Керим всегда с восторгом рассказывал о родине: как там благодатна крымская природа, какой там золотой сладкий виноград, какие медовые арбузы и дыни родит эта земля! А Рашиде больше всего полюбились крымские яблоки. Как будущий агроном, она могла долго и подробно рассказывать об исконно крымских сортах, и с особым восторгрм - о своих любимых яблоках: розмарине и кандиль-синапе.

Таджи Гиззят не раз бывал в Крыму и уже пробовал те крымские яблоки. Но он приезжал туда зимой и весной, когда плоды, хоть и сохраняли свой вид и аромат, но уже теряли перво-зданную прелесть. Совсем другое дело - свежие яблоки, которые только что с дерева.

И вот в конце лета 1935 года Таджи поехал в Ялту отдохнуть и поработать в Доме Творчества. Ранним утром московский поезд прибыл на чисто умытый теплым августовским дождем перрон симферопольского вокзала. По мокрому сверкающему асфальту спешили встречающие. Выходя из вагона, Таджи увидел бегущего к поезду загорелого, в белой рубашке и вышитой тюбетейке Кери-ма, который узнал дорогого гостя из далекого Татарстана по его широкой белозубой улыбке, хотя и был тот в незнакомой соломенной шляпе и в светлом костюме. Друзья обнялись и быстро зашагали к ожидавшему их такси. К дому на Феодосийском шоссе, где жили молодожены, доехали быстро. Во дворе Керим с гордостью показал молодое абрикосовое деревце, посаженное им вместе с женой в честь буду-щего первенца. А Рашида уже ждала знаменитого земляка с ранним чаем.

За столом, как водится, были расспросы, рассказы о житье-бытье, приветы от родных и знакомых... После короткого отдыха с дороги гость стал прощаться. Как-никак у него в кармане путевка в Дом Творчества, где ждут прохладное море, ласковое нежаркое солнце - начинается бархатный сезон. И самое главное для творче-ства - тишина, покой и возможность уединения. В это время Таджи Гиззят работает над драмой "Бишбуляк", комедией "Мактаулы заман ", и драмой " Чаткылар ".

- Когда вы обратно поедете, Таджи-ага? - спросил Керим.

- Через две недели.

- Так и заезжайте к нам, мы всегда будем рады вас видеть! — Обязательно заезжайте, мы будем ждать, - с улыбкой добавила Рашида.

Две недели быстро пролетели в делах и хлопотах. Керим занялся подготовкой рукописи для издательства, да и лекции нужно было обновить - на носу занятия в пединституте. Рашида каждое утро отправлялась в пригородный плодово-овощной совхоз, где проходила летнюю практику. И младший брат Рашиды - Галей тоже целый день был на работе. Так что Кериму никто не мешал, работалось легко. Может быть, под впечатлением от встречи с казанским другом и от нахлынувших воспоминаний о друзьях-товарищах, родились стихи. Кончив писать, он подумал: "Прочту Таджи-ага, может, ему будет приятно".

Конёц второй недели совпал с воскресеньем. Все были дома и готовились к встрече гостя Мужчины с утра закупили свежих продуктов. Благо, что была пора изобилия даров крымского лета. Созрели перец, баклажаны, всевозможная зелень, ранний виноград и арбузы. А с яблоками даже задумали сюрприз. Молодая хозяйка поспешила с праздничным обедом. Ей хотелось попотчевать гостя на славу. Сам хозяин любил вкусно поесть и смолоду слыл радушным хлебосолом. Приготовили домашнюю лапшу, ароматный плов и румяную сар-бырму (рулет) из молодои баранины - фирменные семейные блюда. Стол получился очень даже богатый по тем временам. Ведь был еще свеж в памяти голод 33-го года. особенно на соседней Украине.

Гость прибыл как раз к обеду. Накануне Керим позвонил в Ялту и узнал, что Таджи будет в Симферополе около двух часов дня, а поезд в Казань только в понедельник утром, так что - для общения время было. Именно общение в то бедное и грозное время было главной ценностью в жизни, особенно людей творческих.

После обеда Рашида заговорщицки переглянулась с братом и взяв болыную корзину, они вышли из дома. Суть заговора остояла в том чтобы успеть привезти из того самого совхоза яблоки. Узнав, что у Рашиды Такой знаменитый госгь, и что она хотела бы сделать ему сюрприз, руководитель практики сам преддожил подарить гостю корзину отменных крымских яблок. Тем более. что урожай в том году был замечательный, да и студентка-отличница на пракртике работала за двоих.

Тем вреиенем дома между друзьями завязалась интересная беседа: языки казанских и крымских татар очень близки так что они вполне обходились без переводчика. Разговор, в основном вился вокруг дел писательских. У них было много общих знакомых поэтов и писателей, были живы воспоминания о I съезде писателей, где они слушали выступления Горького, Фадеева, Наджми и других. Говорили они и об "аксакале" татарской литературы Галимджане Ибрагимове. Тяжело вздохнув. Таджи сказал: "Очень болен Галимлжан-ага. Скоро приедет в Ялту на лечение". "Очень жаль, откликнулся Керим, погасив улыбку. - Я обязательно постараюсь его навестить. Мы его очень уважаем и чтим, как основоположника современной тюркской литературы".

Вспоминали они и о поэте Х+асане Туфане. И Керим рассказал, что он впервые узнал о нем от своей жены. Оказывается Хасан Туфан, Гариф Губэй и Амина Бикчантаева росли вместе с ней на Большой улице в Бишбалте. Все они учились в бывшеи 17-ой школе, где директором долгие годы был известный в кругах татарской интеллигенции Габдрахман Рафиков. Вот его-то дочь, Амина апа, жившая в 30-ые годы в Симферополе, и познакомил свою племянницу с Керимом. "Да, поистине мир тесен! - воскликнул Таджи. - права восточная пословица в том, что гора с горой не сходятся. а человек с человеком всегда найдут друг друта!"

"Ну а теперь показывай, что нового напечатал за это время , - попросил Таджи. Керим достал из ящика письменного стола несколько газет и журналов, где были напечатаны его стихи да небольшой томик, вышедший накануне в Крымском издательстве.

А из самого нижнего ящика вынул "Альманах литературы тюркских народов СССР", изданный в Москве еще в 1930 году. Эта книга стала реликвией для молодого поэта. Шутка ли, пусть всего лишь восьмистишие "Радио в ауле" было помещено в альманахе, но ведь тогда он был только начинающим поэтом - всего в 25 лет публиковаться с такими уже известными писателями, как Ш.Камал, Г.Ибрагимов, К.Наджми, М.Джалиль, было весьма лестно.

"А вот это я написал только вчера, посвятив друзьям и вам, Таджи-ага, - проговорил Керим и, преодолевая вдруг нахлынувшее смущение, прочитал:
Горит в груди моей костер. 
Когда бы знали вы, друзъя, 
Как рвется, рвется на простор, 
Сжигает душу песнь моя. 
А мысль неясная волъна, 
Как тари звонкая струна.

Вам вспоминать меня потом. 
Мои вам песнй петъ, друзъя. 
В селенье небогатый дом -
Так начиналась жизнь моя. 
Вы скажете: "Был друг у нас". 
Вы вспомните мою весну, 
И я вас тоже в скорбный час 
Сердечным словом помяну".
"Ну, спасибо, друг!" - с чувством похлопал его по плечу расстроганный Таджи-ага. На минуту друзья замолчали, задума-лись, и неясные тревожные предчувствия коснулись их обоих...

Шел 1935-ый год, и они знали о начавшихся арестах, ссылках. Но не представляли еще того, что их ожидает в роковом 37-ом. Не знали они, что буквально через год погибнет в тюрьме Галимджан Ибрагимов, надолго исчезнет в недрах ГУЛАГа Хасан Туфан. Да и Керима Джаманаклы не минет чаша сия... Если бы не крестьяне родного села, пришлось бы и ему похлебать гулаговской баланды... Это все потом, - пока же стоит ясный теплый закат, и лишь завтра поезд умчит Таджи на родину, в Казань...

Вот на пороге появились раскрасневшиеся и запыхавшиеся Рашида и Галей. Они с трудом втащили корзину с румяными яблоками, и сразу же комната наполнилась свежим ароматом. О, этот неповторимый аромат крымских яблок!... Он постоянно чудил-ся Кериму и на фронте, и после войны в Елабуге, где он провел последнюю треть своей жизни и где нашел вечный покой. В той самой Елабуге, где начинал свой путь Таджи Гиззят скромным учителем в далеком 1925 году. Поистине мир тесен, и судьбы людские переплетены...

Опять вагонные колеса выстукивают свою песенку о велиЧии и тесноте этого мира. А тонкии сладковатый аромат крымских яблок наполняет душу теплом, светом и добром.

"Аргамак" журналы № 11-12, 1995 е.

© Әхмәт Дусайлы студиясе 2007-2013